26.10.2010 18:45
Илона Соколова

Отраслевые рамки и стандарты

В начале октября российские импортеры вина объявили о создании своей Ассоциации. Ее членами стали девять компаний, чья совокупная доля на рынке составляет 20% от объема продукции и более 25% в денежном выражении. По мнению учредителей, созданная организация необходима, чтобы создать легальный, прозрачный и цивилизованный рынок вина в России. О том, какую роль должна играть Ассоциация и каких шагов в первую очередь ждут от нее создатели, «Грозди.ру» рассказал Валерий Филатов, генеральный директор компании «Юнайтед Дистрибьюторс»

 

"Грозди":  Расскажите, пожалуйста, о том, как была создана Ассоциация импортеров вина. Зачем нужна самостоятельная Ассоциация, если уже существуют другие отраслевые организации?

В.Ф.: Реальных попыток создания подобной Ассоциации до сих пор не предпринималось, были только предложения, которые в то время не нашли поддержки, потому что участники рынка не были готовы к объединению усилий. Что касается организаций, которые уже существуют: мы являемся организацией, которая называется Ассоциация импортеров вин, ассоциации импортеров другой алкогольной продукции мне неизвестны. Есть Союз виноградарей и виноделов России (СВВР), Союз производителей алкогольной продукции (СПАП), но это объединения производителей.

"Грозди":  Цель ассоциации – создать механизм отраслевого лоббирования?

В.Ф.: Не только это, но и это в том числе. Мы хотим работать и с потребителем, и с государством, и с предприятиями торговли в целях продвижения вина и повышения доступности качественного продукта.

На сегодняшний день на рынке складывается тяжелая ситуация: государство пытается снизить долю контрафактного алкоголя на рынке и борется с алкоголизмом, но при этом такая мера, как изменение структуры потребления, для борьбы с этим самым алкоголизмом не применяется. Мы полагаем, что увеличение доли натуральных вин в общей структуре потребления алкогольных напитков в России позволит снизить уровень алкоголизации страны.

Мы видим, что в течение нескольких последних лет объем потребления пива стабильно находится на уровне около 80 литров на человека в год, потребление водки и крепких спиртных напитков снижается, составляя около 15 литров на человека в год, а потребление вина стагнирует: с 1995 по 2005 оно выросло с 2,5 до 7 литров в год на человека и остановилось на этой цифре. Нам хотелось бы изменить структуру потребления алкоголя в пользу вина, что было бы полезно для общества в целом, но без системных решений сделать это невозможно. Здесь нужна работа, направленная на пропаганду напитков других категорий и изменение поведенческих моделей потребителя. Кроме того, необходима работа по изменению налогового регулирования отрасли.

"Грозди":  Можно ли сказать, что основная проблема России – это культура пития, когда люди ставят себе целью «крепко напиться» и в соответствии с этой целью выбирают вид напитка?

В.Ф.: Можно долго говорить о культуре, но достаточно посмотреть на то, как у нас  20 назад пили алкоголь – все, в основном крепкие спиртные напитки и часто – помногу. Еще в СССР перед тем, как выпить, люди пересчитывали стоимость напитка на градус алкоголя. Если учесть, что по содержанию алкоголя бутылка водки – аналог 3 бутылок вина, а стоит она всего 100 рублей при стоимости вина минимум в 400-500 рублей, то естественно, при покупке люди с низким достатком принимают решение в пользу водки.

Сейчас ритм и образ жизни у людей такой, что они сокращают употребление крепкого алкоголя. Бокал вина выпить можно и работать после этого можно, а вот стакан водки, если нужно на работу – не выпьешь.

Говорить о том, что мы хотим сильно перераспределить структуру спроса в пользу вина, неправильно. Наша основная задача – попытаться сделать вино доступнее, а налоговую нагрузку на градус – более «справедливой». Дальше –  вопрос выбора – дело и право потребителя. Но в ситуации, когда налоговая нагрузка на вино выше, чем на крепкий алкоголь, потребитель этого права выбора лишается. О пользе вина можно рассказывать долго, но сегодня наша задача предоставить потребителю возможность выбирать и решать самому, что пить.

"Грозди":  Насколько своевременно создание ассоциации? Не является ли этот шаг запоздалым, если учесть законодательные акты, которые были приняты в последнее время, например акты, вступившие в действие после образования Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана?

В.Ф.: Это вопрос философский. Представьте, что вы ходили на красный свет светофора, но в один прекрасный момент перестали и стали переходить дорогу на зеленый. Это запоздалый шаг? У нас и до введения Таможенного союза были решения, которые очень неприятно отражались на отрасли. Если бы мы создали эту ассоциацию, например, 5 лет назад, неизвестно, что получилось бы – у нас была тогда несколько другая ментальность и другое представление о том, как все должно быть. Сейчас мы созрели для того, чтобы что-то изменить. Для этого существуют специальные механизмы, есть отраслевая структура, которая может инициировать то, что не может инициировать одна компания, например, предложения по изменению технического регламента. И я не могу сказать, что государством были приняты решения, которые невозможно исправить. Поэтому шаг явно не запоздалый. Наверное, что-то можно было сделать раньше, но, если бы могли, сделали бы.

"Грозди":  Как выглядит организационная структура Ассоциации? Каковы условия членства?

В.Ф.: Все достаточно просто. Существуют учредители Ассоциации – 9 компаний, которые ее создали, они же на сегодняшний день образуют совет Ассоциации. Этот орган может расширяться за счет введения в совет новых лиц. Что касается условий членства, организация должна быть профильной, иметь отношение к импорту вина. У нас было в планах расширение организации за счет включения в нее дистрибьюторов. В регионах есть много организаций, которые специализируются на работе с качественным вином, но не занимаются прямым импортом. У нас нет никаких комплексов по поводу включения в Ассоциацию импортеров этих компаний. Если компания занимается вином и хочет как-то влиять на отраслевой процесс, мы ее примем. Есть членский взнос, который меняется в зависимости от затрат, связанных с созданием Ассоциации, распределяющихся в равных долях на каждую компанию, независимо от ее оборота. Каждая компания делегирует в Ассоциацию одно юридическое лицо. У каждой компании есть право голоса.

"Грозди":  На текущий момент в Ассоциацию входят 9 крупнейших компаний – 9 «китов» рынка. Возможно ли участие в этой организации мелких и средних компаний?

В.Ф.: Я бы не сказал, что это – 9 «китов». В Ассоциации представлены как небольшие компании, так и компании занимающие ведущие позиции на рынке. Опять же, никаких комплексов по поводу размеров у нас нет. Самое главное, чтобы все компании разделяли наши интересы и подходы, занимали активную позицию и исправно платили членские взносы. Других критериев нет.

"Грозди":  Уровень потребления вина россиянами сейчас довольно низкий, а водки – высокий. За счет какого потребительского сегмента импортеры вина планируют расширить свою целевую группу? Могут ли привести действия Ассоциации к существенному переделу рынка за счет изменения соотношения потребления крепкого алкоголя и вина, влекущему снижение производства ликеро-водочной продукции?

В.Ф.: Крупные компании, которые выпускают ликеро-водочную продукцию, снижать свое производство из-за уменьшения потребления не будут. Глобально производство будет сжиматься не потому, что мы будем перетаскивать одеяло на себя, а потому что рост благосостояния наших граждан будет влиять на их выбор. Я предполагаю, что потребление водки будет снижаться, и ее производители  для сохранения выручки будут производить больше премиальной продукции. Если раньше стояла задача произвести как можно больше дешевой водки, то сейчас на нее смотрит только определенная категория граждан. У нас не стоит задача бороться с водочниками и использовать их потребительский ресурс, у нас иные задачи. Мы хотим растить категорию. Для этого нужен, например, четкий техрегламент на вино. На рынке огромное количество непонятной продукции, именующей себя «вином», но на самом деле никакого отношения к вину не имеющей. Принятие нормального технического регламента на вино и винодельческую продукцию в той редакции, поможет рынку развиваться.

"Грозди":  Какую редакцию вы считаете правильной для рынка?

В.Ф.: Можно уйти в долгую дискуссию на эту тему, но давайте посмотрим на ситуацию следующим образом: есть страны с традицией производства вина, такие, как Италия, Франция, Испания – эти страны прошли долгий путь, на протяжении которого они регламентировали свою продукцию. Не надо изобретать колесо, можно принять за основу опыт этих стран. Регламентом должно быть четко определено, что вино должно быть сделано из винограда, а не из воды, спирта и ароматизаторов. Если этот виноград происходит из строго определенной области, вино может быть классифицировано как "вино географического наименования". Если виноград был собран в различных областях, это будет обычное, столовое вино. А напитки, сделанные из воды и спирта, не должны иметь права называться вином.

"Грозди":  Ассоциация привлечена к работе над созданием технического регламента?

В.Ф.: Наша Ассоциация была зарегистрирована три месяца назад, несколько дней назад состоялась ее презентация. Мы находимся на пути становления. Что касается технического регламента, то замечания с нашей стороны тоже давались. Вопрос в том, какие из них будут приняты, какие нет.

"Грозди":  Какие задачи, по Вашему мнению, должны стать первоочередными для Ассоциации?

В.Ф.: Скажу свое личное мнение. В первую очередь необходимо ввести техрегламент и отделить вино от не вина. Во-вторых, важно сделать вино более доступным для потребителя за счет упрощения процедур импорта и снижения издержек на него, а также изменения системы налогового регулирования отрасли в сторону, более лояльную по отношению к вину и к потребителю. Нынешняя ситуация такова: при импорте крепких спиртных напитков, например коньяка, таможенная пошлина платится по фиксированной ставке – 2 Евро за литр, при импорте вина пошлина платится в размере 20% от стоимости ввозимого товара, то есть за бутылку коньяка стоимостью 100 Евро пошлина составит 1,4 евро, а за бутылку вина той же стоимости – 20 евро. На эту цену затем накладываются торговые надбавки, НДС и т.д. и все это вырастает в неприличные цифры, которые потребителю просто не по карману. В рамках существующей системы мы просто не можем сделать продукт доступным. Потребитель должен иметь право купить качественный продукт по доступной цене. Нести культуру потребления вина в массы невозможно, пока это вино не станет для людей доступным.

Только после названного выше имеет смысл заниматься продвижением вина, как категории.

"Грозди":  Прокомментируйте, пожалуйста, поправки к закону об обороте этилового спирта и алкогольной продукции, который обязывает импортеров и дистрибьюторов иметь в собственности 1000 квадратных метров площади под складские помещения. Что это для отрасли: добро или зло?

В.Ф.: Давайте посмотрим на эту проблему под другим углом. Несколько лет назад на рынке было несколько десятков тысяч компаний и организаций, торгующих алкоголем, и около тысячи производителей. В условиях свободной конкуренции каждый делал, что мог. Уровень конкуренции был очень высоким, основным способом привлечения нашего небогатого потребителя была низкая цена. Пытаясь снизить цену кто-то налоги не платил, кто-то в бутылку наливал неизвестно что и так далее. В результате – государство  налогов недополучало, а народ травился. Существует единственный способ эту ситуацию изменить – консолидация рынка. И если в Италии или во Франции индустриальных производителей аж по 50, то у нас их 500. А разнообразие ликеро-водочных изделий в основном у нас ограничивается водкой, бренди и алабоалкогольными коктейлями, часто – весьма сомнительного качества. Лидеров на рынке можно пересчитать по пальцам – это прозрачные, ответственные компании с понятной стратегией. Но есть и другие производители. Я видел своими глазами заводики, на которых «вина» делались в грязных цистернах из непонятного происхождения «виноматериалов». Государство хочет сократить количество игроков, оставить только добропорядочных, которые будут исправно платить налоги, делать качественный продукт, будут нести ответственность по отношению к обществу и государству. Государство делает абсолютно правильно. Задача понятна – сократить количество участников рынка, сделать рынок прозрачным, повысить собираемость налогов, улучшить качество продукта – это влияет и на здоровье нации, и на бюджет. Если честно, будь я во власти, я бы делал то же самое. Вопросов два.

Первый – как быть с «нишевыми» компаниями, которым не нужно столько складских площадей, сколько установлено в законе. Например, есть компания, занимающаяся абсолютным нишевым продуктом – австрийскими винами. Если такая компания исправно платит все налоги, занимается красивыми продуктами, если у них есть свой потребитель, пусть работает. Но как прописать в законе, что есть компании, занимающиеся нишевыми продуктами, и они могут иметь 100 м. кв., а всем остальным меньше 1000 кв. м. иметь нельзя?

Второй вопрос – требование 1000 метров площади не учитывает локальных особенностей. Очевидно, что в Сарове или Саранске 1000 метров склада не нужны, у региональной компании не может быть таких площадей. Если закон принять в таком виде, то это приведет к тому, что региональная дистрибьюция может очень сильно пострадать. Большое количество региональных компаний вынуждены будут закрыться. Что значит закрытие компании? Складские остатки товара пойдут под ликвидацию, хорошо, если мы, импортеры, сможем вернуть себе товар, который отгрузили им на кредитных условиях, и я не уверен, что сможем получить деньги за ту продукцию, которая была отгружена в магазины. Понятно, что это вызовет некую цепную реакцию. 1000 метров - много. А вот сама цель этого закона направлена на благо.

"Грозди":  Есть ли предложения направленные на корректировку этого требования?

В.Ф.: Эти предложения в части уменьшения требований к площадям были сделаны, мы предлагали компромиссное решение – 500 квадратных метров в долгосрочной аренде на срок действия лицензии. Мы считаем, что это разумный компромисс. Устанавливать минимум в 100 метров – явно мало. 500 метров – где-то много, где-то мало, но это компромиссный вариант. Долгосрочная аренда приведет к необходимости решать вопросы со складскими помещениями: будет необходимо урегулировать юридические конфликты между собственниками складов и муниципалитетами, привести складские помещения в соответствие требованиям СанПИН и выполнить другие формальные требования. И это тоже пойдет на благо отрасли. Даже, если будет существовать формальное требование наличия 500 метров и какие-то компании, у которых, скажем, 250 метров складских площадей, вынуждены будут закрыться, другие компании за счет этого смогут расшириться, так как освободится место на рынке. Это консолидация – здоровое явление во всем мире. И когда количество оптовиков сократится с трех тысяч до двух или даже до тысячи, оставшиеся компании будут зарабатывать больше, инвестиционная привлекательность отрасли повысится, в нее будут вкладывать больше денег. В результате люди будут думать о безопасности своих инвестиций, они перестанут «хулиганить» на рынке, перестанут работать в третью смену, перестанут недоплачивать налоги.

"Грозди":  Что бы вы посоветовали оптовикам? Срочно создавать свою Ассоциацию? Решать эти вопросы консолидированно?

В.Ф.: Спешка хороша в двух случаях, ни один из них сюда не подходит. В первую очередь надо сесть и подумать, что такое хорошо и что такое плохо. И решить для себя, хотят они в этом бизнесе остаться или нет. Чтобы остаться, нужна внятная цель, к которой компания стремится, и четко прописанная стратегия.

"Грозди":  В данном случае Вы предлагаете консолидировать усилия на базе вашей Ассоциации?

В.Ф.: Ассоциация не ставит своей задачей снизить требования с 500 метров до 100. Основная проблема заключается не в 500 метрах и не в пяти- или семилетнем договоре. Даже если Вы найдете эти 500 метров, их надо будет привести в порядок. Потому что, если Вы нашли коровник площадью 650 метров и решили, что жизнь удалась, то Вы ошибаетесь. Этот коровник надо приводить в порядок и превращать в специализированный склад. А с этим у нас большие проблемы. Если люди готовы это делать, то делать это надо сейчас. А если не готовы, то надо как можно скорее выходить из этого бизнеса. Потому что, когда примут закон, у людей на складах по всей стране «зависнет» огромное количество продукции, и я знаю, кто пострадает. Пострадают кредиторы, поскольку алкогольные компании активно кредитуются. Можно ожидать определенный всплеск безработицы – если предположить, что 1000 компаний уйдут с рынка и в каждой работают по 30-50 человек, то это потенциально 30-50 тыс. безработных. Вполне возможно, мы столкнемся через некоторое время с нехваткой продукта на рынке.

Я как-то обсуждал предстоящие перемены с собственником одной небольшой сибирской компании и спросил у него, понимает ли он, что происходит на рынке, какие новые требования появились в законе. Человек ответил, что «закроет» эти проблемы на местном уровне и его эти 500 метров не коснутся. У них на складе пол в выбоинах, бутылки стоят на полу на паллетах, на бутылках сантиметровый слой пыли, выглядит все совершенно ужасно. При этом люди уверены, что смогут все свои проблемы «порешать». За такую компанию вряд ли стоит переживать. Я в данном случае больше переживаю за потребителей, за тех людей, которые купят вино, которое они поставляют в магазин, поскольку они не виноваты в том, что им приходится пить вино, хранившееся в таких условиях. Моя позиция - если такие компании с рынка уйдут, рынку будет только лучше. Самое главное, чтобы вместо 10 таких закрытых компаний, нашлась одна, лучше две, здоровые компании с нормальными складами с системой пожаротушения, кондиционирования и т.д. и с нормальными акционерами, способными финансово обеспечить эту компанию. В этом случае финансовая привлекательность отрасли повысится.

"Грозди": Будет ли Ассоциация взаимодействовать с другими организациями отрасли?

В.Ф.: Да, будет. Почетным председателем АИВ избран сенатор от Краснодарского края Александр Починок. У Александра Петровича хорошие рабочие отношения с СВВР. Мы рассчитываем, что общие задачи, которые касаются регулирования отрасли, мы будем решать совместно. Мы все хотим прозрачности этого рынка, потому что мы хотим рынок развивать, а развивать его в том виде, в котором он сейчас находится, без совместного процесса очищения, невозможно.

 

Беседу вела Илона Соколова

Обсудить: | Поделиться:  

Читайте также на «Грозди.ру»

Обсуждение

 


Употребление алкоголя противопоказано лицам, не достигшим 18 лет, и беременным женщинам. Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.
© «Грозди.Ру. Все о вине» 2009—2017
Powered by State-of-Mart Solution, 1997—2017
Rambler's Top100